fantasyjah: (Юко-сан)
[personal profile] fantasyjah
Оригинал взят у [livejournal.com profile] chingizid в Джонатан Стрендж и мистер Норрелл
Теперь, задним числом, понимаю, что и замок снять не грех. Все же пропаганда прекрасного.

На обложке романа Сюзанны Кларк "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл", как водится, размещено несколько хвалебных рецензий, в частности, отзыв Нила Геймана: "без сомнения, лучший фантастический роман Англии за последние семьдесят лет".
Мои возражения выглядят следующим образом: "Почему только за семьдесят лет?" - "Почему только Англии?" - и, наконец: "Почему фантастический?"

Знаю, что меня нередко заносит на поворотах, и я начинаю восторженно верещать вместо того, чтобы говорить о деле. Постараюсь не давать себе воли. Скажем так, до сих пор мне не доводилось читать романов, в которых говорилось бы так много дельных вещей о магии. Мне доводилось их писать, но это, как мы понимаем, не совсем то.
Сюзанна Кларк однако действует гораздо более грамотно, чем ВПС. Поначалу она не сулит читателю золотых гор, не колдует, не привораживает, обещает чтение интересное, но не слишком увлекательное, приучает читать небольшими порциями, без сожалений откладывать книгу в сторону в любой момент, как только появятся более важные дела. Роман представляет собой приятное неспешное чтение для любителей атмосферной прозы и нагромождения пространных комментариев, прелесть которых будет особенно очевидна ценителям "Школы в Кармартене" и "Неизвестных и малоизученных культов" Коробова, поскольку комментарии Сюзанны Кларк - как раз среднее арифметическое, то есть, я хочу сказать, чудо как хороши, и вот именно в эту, более-менее понятную многим из присутствующих, сторону.
Таким образом обстоят дела до, скажем, 207 страницы, где Чилдермас гадает Винкулюсу, а Винкулюс открывает карты для Чилдермаса (возможность интерпретировать этот расклад автор предоставляет читателю, поскольку Винкулюс гениально раскладывает, но ничего не смыслит в гадании). На мой взгляд этот момент переломный. Добравшийся до этой сцены (у меня есть подозрение, что многие читатели бросают книгу гораздо раньше) остается наедине с чем-то гораздо бОльшим, чем просто роман, что бы он сам об этом не думал. С этого момента воздействие текста на читателя меняется. Что-то происходит. Ну и, кроме всего, наконец-то появляется Джонатан Стрендж, читать о котором легко и приятно. У этого джентльмена очень подходящихй характер - и для того чтобы быть магом, и для того чтобы быть центральным персонажем увлекательного романа. Мистер Норрел, который до сих пор был центральным персонажем в одиночку, в обоих ипостасях совершенно ужасен - идеальное огородное пугало, машет рукавами: "Кыш отсюда, читатель, кыш!"
Нет, правда, столь мастерского формирования подходящей аудитории для чтения, скажем так, последних трех четвертей романа мне прежде видеть не доводилось. Высший пилотаж.

Все это была присказка, а сказку я, пожалуй, рассказывать не стану, читайте сами.
Хочу только отметить несколько моментов, благодаря которым "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл" кажется мне самым грамотным, полезным и правильным романом о магии из всех, что я знаю. Это интересно только тем, кто книжку читал - чтобы вспоминать, думать и, ну мало ли, обсуждать.
- Эликсир безумия как необходимое подспорье для практикующего мага, способ приготовления, изменения личности при разных дозах, обучение себя контролю над безумием - все это здорово, правильно и точно, причем вне зависимости от того, воспринимать это как метафору, или как просто документальное описание некоторых действий.
- Венеция как катализатор. Ну да, все правильно, где ж еще.
- "Черная башня" как гениальная метафора одиночества безумца - причем одиночества плодотворного, деятельного и в высшей степени полезного. (В данном случае речь не о романтическом сооружении, просто тьма за человеком ходила по пятам - где он, там и темно.)
- "Пусть читают то, что написано в небе", - великая формула. Ну и все, что за ней воспоследовало. Ох. Разбудить спящее, и больше ничего не надо, действительно.
- Когда мистер Норрелл, оказавшись в эпицентре некоего магического события, инициировать которое, мягко говоря, не хотел, вдруг говорит: "ради этого стоило жить, ради этого можно и умереть", - становится понятно, почему он стал тем, чем стал, все остальное, что знал до сих пор о нем читатель, оказывается неважно.
- Ну и финал. Ослепительно правильный, единственно возможный.

У меня все - пока.

На виновницу вот поглядеть можно. Хорошая, действительно:

April 2017

S M T W T F S
       1
23 4 5 6 7 8
91011 12 13 1415
16 17 18 19 202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 12:46 am
Powered by Dreamwidth Studios